Александр Непомнящий (nepomnyashy) wrote,
Александр Непомнящий
nepomnyashy

Category:
  • Music:

Мои музыкальные вкусы (часть вторая - русские (как рок так и совсем не рок)

Никак что-то не брался об этом написать. Ибо сложно. Сложно хоть сколько-нибудь писать о людях, с которыми много
связано - в конце концов о друзьях. И невозможно что-то не упустить: поверьте рыбке - рыбка то знает, что река большая.
Есть ещё и такая штука - цеховая солидарность :). Так что всё будет чрезвычайно субьективно.
1) Начало. Питерский рок. Сибирский рок.
Начинал я петь ещё до армии, в середине 80-х. Не свои песни. Из москвичей предпочитал "Воскресенье", из питерцев
"Пикник" и БГ. Уважение к этим ветеранам до сих пор питаю (и не сужу строго "заезды" БГ и "ретро"-самоповторы
остальных - вообще, по-моему, скучное занятие - самоутверждаться, скидывая кого-нибудь с пьедестала). После армии
услышал и полюбил что-то из покойного Майка, что-то из "Аукциона". Очень полюбил (и до сих пор очень люблю) Хвоста -
тоже, увы, покойного. Где-то в 91 записал гору Янки и Г.О. Янку услышал раньше Башлачёва - и понятие "русский рок"
ставший для меня "сибирским роком" тогда, в начале 90-х строилось вокруг неё. Очень сложно отношусь к Летову.
Самими большими достижениями его считаю "Сто лет одиночества", "Прыг скок" и "Хронику...", (хороши и "Солдатский
сон" и "Лет ит би", а также "Солнцеворот" и "Звездопад"). Последние его альбомы активно не нравятся - форма не
столь совершенна, как в напр. в "Сто годах одиночества", а форма и, особливо, суть "мессианского" пафоса его творчества и, тем
паче, его "учительных" интервью настолько мне чужда, что вызывает отторжение. Мне, конечно, на порядок более дороги
и близки тюменцы Ромыч Неумоев ("Инструкция по выживанию"), Джэксон ("Чернозём"), да и проекты покойного Димы
Колоколова. "Байки из склепа" декадентско-готического "Кооператива ништяка" порой изящны и слушаются при
настроении, когда хочется Гофмана, Эверса и Э.По, а под рукой нет книги.
Конечно, более всего из сибиряков греет душу Роман Неумоев.
Многое нравится у Чёрного Лукича, которого мои знакомые назвали "котом Матроскиным русского рока". Альбом "Мария"
прекрасен. "Девочка и рысь" тоже.
Разумеется, "сибирский рок" для меня не полон без Алтая. Там я рискую попасть под пули на нейтральной полосе
между супротивных окопов. Супротивники - Вадим Макашенец ("Тёплая трасса") и бывший сессионный барабанщик её
суровый язычник Александр Подорожный. Услышал я их некогда одновременно (и на одной кассете), и одновременно
полюбил. Творчество "Тёплой трассы" мне оценивать невозможно, ибо авторов прекрасно знаю. Очень люблю по человечески
- со всеми талантами и слабостями. Многие песни помню наизусть. На сцене чувствовал ребят из "ТТ" соратниками.
Помню и многие песни Сашки Подорожного. Талантище и бессеребреник. К сожалению, похоже, дорожки разошлись "из-за
идейных соображений" - Платон мне друг, но истина дороже.
Иногда слушаю печальные песни "Дяди Го", "киплинговскую" романтику Олега Медведева из Иркутска и "Калинов мост".
Азия у нас не только Сибирь, а ещё и Актюбинск. Любимый альбом Ермена - экзистенциалистский очень стильный "Джут".
Есть дорогие вещи для меня и у Коли Вдовиченко,и у "Хомяка" Белканова. Со всеми ними тоже мёд пиво пил и пудом соли
закусывал :)
2). По эту сторону Урала...
Со своими первыми песенными опытами в начале 90-го (лучше, чтоб их никто и никогда не услышал :)) я сначала
припёрся в ковровский КСП. Ковровчане свозили КСПшные фестивали и открыли мне, что есть такое незнакомое мне море -
море авторской песни (я, право, ничего кроме Высоцкого, немножко Галича и Визбора до этого не слышал). Интенсивно
"подсаживали" - на песни о палатках и дровах не подсадили - особенно раздражали (и до сих пор раздражают) навязчивые
повторы рефрена, типа чтоб друзья подхватывали и "шестидесятнические" интонации "простого человека с кухни", которые
в попсе сейчас эксплуатирует, например, премерзкий Трофим. Но авторов, которых до сих пор люблю, ковровчане 90-го
года подарили. Это Александр Громов, Андрей Козловский, Александр Суханов и Геннадий Жуков. Последний (кстати,
основатель рок-мастерской на "Оскольской Лире") интересен и сообществу привержецев русского рока. Ковровчане же
утащили на Всесоюзный фестиваль авторской песни в 1990 году, где меня позвали на незнакомый фестиваль "Оскольскую
Лиру"...
На "Лире" 1991 года из рок-племени были только группа "Алоэ" и калужец Максим Шевченко "Шварц". Сейчас "Алоэ"
благодаря Игорю Бычкову стала московской, а тогда это была искромётная и очень музыкальная озорная банда из
Северодонецка с огромным контрабасом. До сих пор люблю видео их "золотого" состава -Бычков\Турчанин\скрипачка
Таня\флейтистка Адка. Нынешнее творчество Бычкова знаю хуже, но он по-прежнему очень музыкален.
После я переехал В Иваново учиться. Там, как я уже говорил, меня "накрыла" Сибирь. Друзья того времени в числе
прочих - покойный Андрей Валинин (Элис) и группа из г. Приволжска "Сельское население" (Дима Кочетов "Паскаль" (увы,
утонул в день 200-летнего юбилея Пушкина речке Черная близ Иванова - до сих пор вертятся в голове многие его песни)
и Рома Семёнов "ВПР" (ныне здравствует в Москве и "на слуху"). Ещё старообрядец Дима Белолипецкий. Из Иванова в
Москву на концерт меня, кстати, впервые вытащила уроженка Иванова Рада Анчевская\Цапина ("Рада и Терновник"). Радка
хорошая. И больше мне по сердцу нынешние, "фолковые" альбомы. Ещё из рок-москвичей порой "на слуху" Сергей Калугин
и Умка. (Про "аномальную зону Коньково" скажу ниже).
На "Оскольской Лире" было много всего. Но даже если бы ничего не было, кроме Вени Дркина, то "Лира" этим бы
оправдала все 15 лет раздолбайства. Даже сейчас, когда выпущены на CD посмертно практически все его альбомы, я не
могу сказать, что русская культура поняла, насколько замечательный и талантливейший автор стремительно и светло
промчался на горизонтах русского неба 90-х. Список моих любимых авторов, наверное, было надо начать с него.
В 1996 году на "Лиру" из Одессы приехала "Принцесса Бурунди" Максима Крижевского. Максим кроме московских альбомов
"Отказ" и "Будь как солнце" не издавался, а самое главное не на этих альбомах. Сейчас очень редко выступает, ибо
своё время предпочитает отдавать Церкви. Людям, интересующимся проблемой "русская рок-культура и Православие" я
обычно первыми называю Неумоева и Крижевского. Ещё из традиционалистских авторов, с которыми у меня много связано,
могу вспомнить "Друзей Будорагина" (Караганда-Кинешма) и Володю Аникина (Иваново).
Очень люблю сказочное мультяшное творчество коньковской формации "Соломенные еноты". Нужно уточнить, что под
"формацией" я имею в виду не только собственно группу "Соломенные еноты", а и иммедиатистские журналы "для своих",
которые Боря Усов\Белокуров с кошками Колбой и Минзой выпускает предельно ограниченным тиражом собственноручно -
украшая лабиринты усовской квартиры горами изрезанных в поп-артовых целях журналами. И ещё нельзя забывать множество
сопутствующих проектов - типа "Утро на Вавилоном", "КоСоВо" и т.п. Ещё коньковский рок (московским роком это
чудесное явление язык не поворачивается назвать) для меня это группа украинского происхождения "Лайда", альбом
которой "Весна в Париже" - один из самых моих любимых. К коньковскому року вопреки законам географии принадлежит и
питерец Лёша Фомин.
Понятно, что границы понятий "авторская песня"и "русский рок" несколько условны и расплывчаты - скорее это "среды
обитания", чем жанры. Веню Дркина "барды", например, очень любят. И "рокеры" тоже. Это пространство middle of the
road для меня очень дорого - там и живут многие настоящие поэты с гитарой. Конечно, и уже упомянутый Геннадий Жуков.
Очень дорого мне творчество Григория Данского (Пермь), Ольги Чикиной (Рязань). Слушаю порой и Юрия Цендровского,
Бориса Гордона, Веру Вотинцеву, Виктора Луферова, "Розенкранц и Гильдестерн" и других.
3) Русский совсем не рок.
Очень люблю слушать народные песни - казачьи, например, в исполнении В. Скунцева и ансамбля "Казачий круг". Духовные
стихи тоже. Очень трогает альбом "Молитва" Евгении Смоляниновой и сборник "Как по морюшку", Андрей Байкалец,
протоиерей Андрей и Анна Воронины и т. д.
Слушать на дисках храмовые хоры не тянет - всё-таки это живёт именно в храме. Литургия на пластинке - это как икона
в музее. Исключение иногда делаю напр. для валаамцев (хор иеродиакона Германа (Рябцева)) и для суровых афонских
хоров, старообрядческих знаменных распевов и т.п.
Музыка советского периода многообразна - люблю многое от М. Бернеса до Таривердиева и Анны Герман. Всё не
перечислишь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments