Александр Непомнящий (nepomnyashy) wrote,
Александр Непомнящий
nepomnyashy

Categories:

Об этике говорения о Боге в русской культуре.

В предудыщей теме были затрогнуты предельно значимые для меня вопросы. Допустим, об этике говорения о Боге в русской культуре. Я повторяю мою реплику на ленте, направленную против проповеди Православия кинчевским методом. На реплику pank_band "Алесандр, твердая пища тяжела для новоначального человека. Я очень хорошо понимаю вас и полностью тут согласен. Но Костя поет В ПЕРВУЮ очередь как раз людям ищущим, потому что сам долго искал и Слава Богу нашел, поет о том, что происходило и происходит в его сердце при проживании жизни и реакции на "то, что вокруг". Ну и думаю приятно слышать его песни и людям уже пришедшим к вере. Хотя форма подачи дисторшн или приглушенная акустика - это не суть. Дисторшеном ПУСТОТЫ не прикрыть. А начинка в Костиных песнях по крайнем мере резонирует внутри меня..и значит Мы Вместе!" ответил: "А у меня не резонирует почему то... Можно свести всё к "о вкусах не спорят", а я дотошный. Я всегда задаюсь вопросом "почему"? И вижу именно особую этику говорения о Боге в русской культуре. Это для меня, например, Анна Ахматова и её традиция. Т.е. этика прикровенного говорения - оно тесно связана с с осознанием далеко не абсолютного права говорить о столь горних вещах. Протестанты полагают, что если овцы собрались во имя Божие, уже и можно им всем о всём говорить. Богословствовать и славить Бога в самопальных гимнах. Как это получается, мы видим в каждой протестантской листовке и, тем паче, в записях протестантских групп. Над которыми все смеются, включая сатанистов. А у нас это право сильно кодифицировано и ограничено строгими канонами церковного искусства, как музыкальными, так и языковыми, да и во многом является "собственностью" литургики. И это благо. Такой разрыв между горним и земным просто необходим. Одна из самых страшных опасностей для Церкви это обмiрщение, потеря частично этой головокружительной пропасти между горним и дольним, позволение новоначальным подумать, что пища может быть и мягкой. Ведь как Христианство покорило ойкумену? Совсем противоположным путём. Первохристиане явили мiру отнюдь не "мягкую пищу". Католики после 60-го года пошли по пути пропаганды "мягкой пищи" и уступок мiру, и настолько слились с его духом, что просто стали людям неинтересны. Костёлы пустуют, и их даже покупают мусульмане под мечети. С другой стороны, в традиционной русской культуре есть духовные стихи - это именно народная, крестьянская поэзия, она очень духовна, у неё отсутствует индивидуальный автор, как отсутствуют подписи на рублёвских иконах, но это архаика - ибо народ уничтожили - горожане не народ. Горожане - индивидуумы. И городская поэзия индивидуальна. В отличие от народных песен и духовных стихов, которым и не нужен автор. Потому и стыдлива и сокровенна в говорении о Боге. Это не касается только поэзии акмеистов, а вообще русской поэзии. Когда, кстати индивидуумы собираются в толпу и кричат лозунги, то это не только профанация и но ещё и зловещая пародия, как является пародией соборного единства "единство" толпы. Кому как не мне, отказавшемуся по этим причинам от жёсткого "металлического" электричества, это не знать. Площадный гремящий рок-концерт, как и и митинг это антилитургия, всё-таки. Я понимаю, что рок,н,ролл тяготеет к футуристической подаче. Я именно, поскольку знаю, что тяготеет, пытался сочетать футуризм с апофатическим мышлением в некоторых песнях, например "Я не верю ни во что не верю, я просто знаю, Солнце горит во мне, пока горит во мне, вечно скорбит обо мне. Горит во мне, горит вовне. Горит везде...". Я ещё приводил совершенно футуристический, но как бы отстранённый текст в традиции В. Хлебникова М. Крижевского http://www.livejournal.com/users/nepomnyashy/32915.html?thread=616595#t616595. И для меня невыносимо просто это козлиное ЙЕ после "мы православные". Невозможно так. Тем более в зале, где именно отнюдь пока не православные. И ТОЖЕ орут "мы православные йе" - как будто этого достаточно. Это не что иное, как кощунство. О Боге напрямую я позволял только как
"Пpости и пощади меня, Святый Ангеле,
Слишком страшная без Неба смеpть на земле,
Hе дай, Господь, стать дезеpтиpом на Твоей войне,
Возьми хотя бы штpафной батальон..."
Но и это может быть искушением самолюбования. Молитва ведь тайна, и в зрителях не то что не нуждается, даже запрещена. "И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми" (Матф.6,5) Поэтому я не пою эту песню почти никогда. Точнее, не пел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments